?

Log in

No account? Create an account

письма · мыслям


шептало

Свежие записи · Архив · Друзья · Личная информация

* * *
Когда-то давно, настолько давно, что сейчас это стало понятным, очевидным и забытым, жили два брата: ветер и песок. И были они едины и неподвижны. И ветер покрывал песок. И песок поддерживал ветер. И была ночь без светила. И было спокойствие.
Но вот, ВСЕ захотело видеть - и светило зажглось. И появилось зрение. И спокойствие делилось со зрением. И светило увидело ветер и песок. И случилось так, что ветер был прозрачен, и светилу не на чем было остановить свой взгляд. Песок же был плотен, и светило обозрело его. Свет вошел в песок, передал ему тепло, и песок стал горячим. Спокойствие песка ушло. Сказал ветер песку: "Скажи, брат, почему иным стал ты? Почему отторгаешь меня, будто иное вошло в тебя?". И не было ответа у песка, ибо не видел он светила, что греет его, и не понимал тепла, что наполнило его. Но брат любит брата. И любовь подсказала песку: "Открой себя ветру - и он поймет тебя". И отверзся песок, и тепло вышло из него и вошло в ветер. Спокойствие ветра ушло. Неподвижность поколебалась. Единое разделилось. Ветер отделился от песка, песок отделился от ветра. Движение пришло к ветру. Устойчивость пришла к песку.
Ветер в движении нашел светило, и объял его, и говорил с ним: "Вот, были я и брат мой, песок, - одно - и теперь - разное. Что принесло ты в нас, что не одно мы, как прежде? Зачем ты мучаешь нас, ведь я люблю брата своего, а он меня, и есть в нас воля быть вместе, но твое зрение проникает в нас, и мы - не одно. О, видящее! О, обретающее в видении, дай нам быть вместе. Помоги нам, отнявшее спокойствие!". Увидело светило боль и прониклось мудростью к боли. Увидело светило любовь и прониклось мудростью к любви. Увидело светило волю и прониклось мудростью к воле. И приняло ветер, объявший его, и сказало ему: "Я вижу и постигаю. Но я не видящий, я не постигающий. Я изменяю и наблюдаю, но я не изменяющий, я не наблюдающий. Я врата, я око, я рука. Не в моих силах изменить произошедшего, ибо я - не сила."
Но мудрость пришла к причине светила, вошла во врата и принесла Видящему и Создающему Видимое. И отражение достигло своего начала. И ОНО захотело. И мудрость принесла желание во врата и око постигло желание, и руки приняли действие. И сказало светило "Вот, пришло ко мне. Не вернуть тебе брата твоего, ибо такова Воля. И не быть вам неподвижными, ибо такова Боль. Но есть вам дар обретать, ибо такова Любовь. Разделю тебя на тысячи ветров, а тысячи на мириады, мириады на потоки, потоки на ручьи, ручьи на капли. Разделю брата твоего на тысячи обломков, тысячи на мириады, мириады на скалы, скалы на камни, камни на песчинки. И будет так, что рассею вас во множестве по множеству, смешаю и разделю. И будешь ты, ветер, от света моего постигать знание. И будет брат твой, песок, от света моего постигать воплощение."
И было так. И ветер во множестве потоков начал движение. И песок во множестве частиц стал устойчивым. И смешало их солнце, и ветер подхватывал песок, и песок танцевал с ветром. И таково было их обретение. И древнее единство в их обретении пело о стремлении ветра и о печали песка.

Слышишь ли ты древнюю песню, когда танцуешь со своими вещами? Обретаешь ли ты, танцуя? Танцуешь ли ты?

И танцевал ветер с песком. И в танце стремление находило цель, печаль находила успокоение, и была радость. Но было так, что ветер нес в себе знание и, однажды, танцуя с песком, спросил его : "Возлюбленный брат мой, скажи мне, вот есть во мне знание что со светом несет мне светило, но знание это тяготит меня, ибо я не чувствую его в танце". И отвечал ему песок: "Ты несешь в себе успокоение тревоги моей, брат мой. Я же дарю тебе цель стремления твоего. Открой мне знание в танце, и я дам ему воплощение". Ветер поднял песчинки, закружил их в вихре, вознес к высотам высот, и стало так, что не было ни одной песчинки, что не танцевала, и не было ни одной капли, что не была в движении. И открылся ветер песку, и то принял его. И светило возрадовалось, ибо мир наполнился мириадами форм. И зрение несло наслаждение. И формы меняли друг друга, как дюны в океане пустыни.
Но было так, что форма менялась и не имела постоянства. И одна не успевала умереть, как другая покрывала ее. Ибо не было того, что могло хранить в себе танец.
И появился Гнев, ибо свет светила преломлялся и терялся, и отражения не находили начала, а те, что возвращались, приходили искаженными и приносили Боль. И Боль начала побеждать Мудрость и Любовь, и Воля начала слабеть. И вот, прекратился танец. И ветер отошел от песка в вершины вершин, и песок упал от ветра в глубины глубин. И не было форм. И была тишина. Но спокойствие не приходило, ибо Гнев истощал Волю, искажал Мудрость и убивал Любовь. И узрел Зрящий. И ОНО захотело. И ОНО отдало от Жизни Своей в жизнь. И из Пустоты пришли воды. И стали воды между песком и ветром. И так было. И Гнев пришел в воды, и воды несли Равновесие. И Гнев пришел в Равновесие. И было постижение. И Воля воспрянула, Мудрость очистилась, Любовь ожила, и Гнев покорился. И Равновесие венчало Баланс.
Ветер пробудился и начал искать брата. И звал его. И не слышал ответа. Песок пробудился и начал ждать брата. И звал его. И не слышал ответа. И была между ними тишина - воды стояли между ними. И узрело Зрящее. И ОНО захотело. Светило, зревшее Равновесие вод, сказало: "Песок и ветер ищут друг друга, а вы лежите меж них, и мешаете им.". Отвечали воды: "Но мы храним в себе Равновесие. В нас Баланс. Мы пробудили Волю, очистили Мудрость, оживили Любовь и покорили Гнев. Без нас нет Баланса." Тогда мудрость вошла во врата, и принесла Видящему и Создающему Видимое. И отражение достигло своего начала. И сказало светило: "Вот, пришло ко мне. Разделю вас на тысячи потоков, тысячи на мириады, мириады на течения, течения на ручьи, ручьи на капли. И будет так, что рассею вас во множестве и по множеству. И будете вы, воды, давать время свету знания моего и свету воплощения моего, и будет время хранить в себе танец".
И пришло время, и воды мириадами капель во множестве и по множеству вошли в песок и ветер, наполнили их. Ветер нашел брата, песок принял ветер. И танец возобновился. И знание ветра нашло воплощение песка. Формы возникли вновь. И было в формах постоянство, ибо время хранило танец, ибо в танец пришли Мудрость, Воля и Гнев в Равновесии. И Мудрость шептала Воле, и Воля направляла Гнев, и Любовь жила в формах. И было так, что Боль не нашла себе дома и была одна. Скиталась, искала и не находила. Тогда она пришла к водам и просила пустить ее, но не пустили, ибо никто не хотел иметь Боль внутри себя. Тогда Боль стала звать своего вслед рожденного брата – Гнев, ибо ей было одиноко. И Гнев отвечал и слушал. И стало так, что Боль внешняя воспевала разрушить Баланс внутри, так, чтобы могла она проникнуть, и помощником ее стал Гнев. И тогда танец надоедал ветру и песку, ибо Гнев подтачивал Волю, форма распадалась. И новая форма вставала на ее место, ибо Любви искали братья.

Знаешь ли ты о водах, что хранят твой танец? Слышишь ли шепот Мудрости, веришь ли в покорность Гнева? И к чему тебе терять эту форму, если даже в ней ты не можешь найти Любви, но лишь шептанию Боли внемлешь?

Братья танцевали с сестрами. Формы радовали зрение. И вот, Любовь пришла к светилу. И светило возлюбило воды. Свет пришел к водам, и они приняли его, и воды возлюбили светило. И печаль была между ними, ибо светило не могло войти к водам. И узрело Зрящее. И ОНО захотело. И родились брат и сестра светилу: сестра холодная и брат теплый. Холодную сестру звали Луной, теплого же брата звали Солнцем. В Луне была Мудрость, в Солнце – тепло и Воля. И вот, сказало светило: «Вот, пришло ко мне. Есть у меня брат мой, ему теперь давать тепло ветру, песку и водам. Есть у меня сестра – ей давать им Мудрость. И назову танец в песке действием, а танец в мудрости – учением. В Мудрости Луны будут они обучаться – и этот свет назову Ночь. В тепле и Воле Солнца будут действовать – и этот свет назову День. Себя же разделю на тысячи светил, тысячи на мириады, мириады на цвета, цвета на пламена, пламена на искры. И рассею себя во множестве и по множеству. И войду к водам, и буду с ними . И буду танцевать». И вошло светило к водам, и воды наполнили светило, и светило наполнило воды. Во множестве и по множеству. И было то Рождение. И стал Дух. И ветер стал Разум, и песок стал Тело. И появились Дети. Во множестве и по множеству. И Ночью Дети учились у Луны. И Днем – теплом и Волей Солнца делали. И возлюбили Дети друг друга. И танцевали. И был то первый танец Детей. И было то правильно. Песок и ветер успокоились, ибо возрадовались и обрели друг друга. Разум обрел Тело. Тело обрело Разум. Покой венчал детей, и был то век без Смерти, ибо ее еще не знали Дети. Но вот, Боль снова возжелала найти убежища, ибо волей ВСЕГО вечно гнал ее голод и одиночество. Страдание одного искупает блаженство множества. Таков был закон ВСЕГО. И Боль пришла к Детям, и пела им, и была та песнь необычной и новой. И были те Дети, что имели сильную Волю в Духе своем, и они не открылись Боли, и усмирили свой Гнев. Были же те Дети, что открылись Боли, ибо не имели в себе Воли сильной и не смогли усмирить Гнева своего. И первые сохранили свой Танец, вторые же прекратили его и выбрали Бой. И было то Разделение. Глубже глубокого. Тише тихого. Меньше малого.
Дети, что выбрали Танец, продолжали учиться у Мудрости Луны и делать Волей Солнца. И в науке своей обретали, и в делании своем создавали. То были Дети Равновесия.
Дети, что выбрали Бой, исказили свою Мудрость Гневом и учились у него, и делали Волей Гнева. И в науке своей они брали, и в делании своем они разделяли. То были Дети Гнева.
Боль проникла в Детей Гнева, но ветер был быстрее и стремительней, и Боль не могла уловить его. Песок же имел в себе устойчивость, и Боль вошла в него, и песок не мог уйти. Тело стало домом Боли, и Гнев в нем правил Мудростью, Любовью и Волей. Разум же освободился от Боли, но потеря брата отняла его спокойствие. И Любовь воспела в нем стремление. И Любовь в нем правила Мудростью, Гневом и Волей. И не было ни в ком из Детей Гнева Равновесия, ибо среди Четырех Царей был один выше других. И было так, что Дети Гнева были разделены. Те, что были ведомы Гневом, стали Детьми Земли. Те, что были ведомы Любовью, стали Детьми Неба.
Дети Равновесия увидели Боль мира, что создавали. И в них проснулось Сострадание. И они разделились, и пошли к своим братьям, и живут среди них. И Дети Гнева сражаются друг с другом и разделяют мир, чтобы брать от него. Дети Равновесия хранят мир и создают его, ибо обрели.
Глубже глубокого. Тише тихого. Меньше малого. Во множестве и по множеству. Таков был закон ВСЕГО. Страдание одного искупает блаженство множества. Ибо ОНО отдало от Жизни Своей в жизнь. Блаженство одного искупит лишь страдание множества. Таков закон мира. Ибо жизнь мира приняла Жизнь ВСЕГО. Глубже глубокого. Тише тихого. Меньше малого. Во множестве и по множеству.

Что зовет тебя танцевать? Что зовет тебя к бою? Умеешь ли ты прощать? Прощать миллионы лет назад. Прощать миллионы лет вперед. Прощать вещи за то, что ты закован среди них. Прощать Боль, прощать Гнев, не давая Любви победить Мудрость и Волю, но ведя ее подобно колеснице. Прощать время за то, что ты вынужден рождать его каждым вздохом. Способен ли ты к Равновесию?
Посмотри на пыль веков, что танцует в вихре человеческих умов. Посмотри на священные воды мира, что хранят его буйное сердце. Почувствуй, как твоя кровь бежит в теле, как пульсируют вены, как бьется сердце. Сделай вдох. Осознай это и ответь себе. И пусть этот ответ никогда не упадет с твоих губ. Пусть сольется с воздухом легких, наполнит кровь и останется в тебе молчанием. Глубже глубокого. Тише тихого. Меньше малого. Во множестве и по множеству.
Метки:
* * *